Поэма Шрилы Бхактивиноды Тхакура (начало 1870-х гг.)

Увы, у тех, кто жизнь свою
В мирских утехах, в праздности проводит,
Сердца смертельной жидкости полны,
Ведь блеск пустых и тленных форм украл их взоры.
Сияние бутылок очаровывает их,
Зов их сердец с собою унося.

Подняться никогда рабы вина не смогут
Над тем, что называем мы позором.
Но разве человеку жизнь дана,
Чтоб проживать ее подобно зверю?
Но разве должен он, правитель всех и вся,
От смысла здравого куда-то отходить?

Лишь разум украшает человека,
Что в благодати позволяет быть.
Предназначение его – любить и жить,
В объятиях небесных нежась.

Тела наши, увы, нам не принадлежат,
И смерти цепь опутывает их.
Страдая от деяний прошлых, душа
С колен восстать должна.

К чему этот спектакль детский,
В котором роли нашей нет?!
Спектакль, что в столетье раз проходит,
Подобен розе, унесенной ветром.

Жизнь наша – лишь оттенок розы,
И очень скоро обратится в прах.
Только душе присуща вечность,
Но здесь живет она под гнетом
Добра и зла.
Пусть так, но, несмотря на это,
Лик наш серьезен должен быть,
А ум объят возвышенною мыслью.

Волнение охватывает нас,
Когда внимаем мы Природы книгам.
Жизнь человека – тьма забот
И череда событий бесконечных.

К нам ни одна душа не явится сказать,
Что ж там, за гранью наших взоров.
Но изнутри мы слышим,
Как голос, мягкий и глубокий,
Нам говорит:
«О человек, пойми, что ты — бессмертная душа!
И смерть тебе не может быть угрозой.
Всевышний, твой Господь, уже на Небесах
Блаженства океан тебе готовит.
И просит Он лишь одного взамен – любви наичистейшей».

Любовь, твои могущество и сила
Пусть к Богу отнесут меня, потерянную душу.
Не понимаю я, как можно
Тех чувств, что переполнили меня,
Всю широту и мягкость
В мирскую речь облечь?!

Испытывать печаль и наслажденья
Является уделом тех,
Кто думает: «Ведь я всего лишь тело».
Душа, что в теле предается сну,
Лишь отчасти испытывает их.

Теперь, друзья, пришла пора оставить
Всю праздность.
И не будем мы
Опять прельщаться плотью,
Вином и женщинами,
Ведь свою любовь
Не нужно даровать им.

Должны любить мы ближних,
И Богу отдаваться без остатка.
И знает наш Господь, что даровать за это,
И нерушима эта истина в веках.

Забудь про прошлое, уже уснувшее навеки,
О будущем мечтам не предавайся тоже,
Но действуй же сейчас и здесь,
И будет ожидать тебя прогресс.

Не говорите мне,
Рассудок свой холодный занимая,
Что одиночество – удел души,
Что создана она механики безжизненной законом,
А потому разрушиться должна.

Один лишь мой Господь,
Жизнь даровавший нам и все иное,
Способен душу уничтожить, иль даровать
Небесное блаженство ей, тем самым
В жизнь претворив Свои любые обещанья.

Так следуй же вперед, душа,
В атаку против зла,
Что нам несут солдаты
Тех ненависти, страсти, вожделенья.
Ведь ты, конечно же, герой! А потому
Всю свою мощь направь на то,
Чтобы в духовный мир вернуться.
И пусть не свергнет тебя майя,
Держись, о храбрый воин, до конца!

О Шараграхи, вайшнавская душа,
Прекрасная, как будто ангел,
К Вриндавану веди меня
И силу духа прославляй!

Там пребывает
Душа моя, она чиста.
От скверны материи свободная,
Возлежит она на руках Любимого.
И о Нем, Дарующем душе покой и любовь,
я слагаю чарующие песни.

(Перевод с английского — Элеонора Кайдаргалиева. Редактор — Светлана Межакова)