Навеяло, или просто мысли вслух

Моя сегодняшняя компания на берегу Ганги во время чтения мантры.

Души в псячьих телах — мои привычные спутники, обычно они приходят толпой, обкладывают меня кружком, плешивые свои головы (если это на океане, они там все плешивые) суют мне на колени, и их всех одновременно надо гладить, одной рукой, потому как во второй четки.

Сегодня пришел только один гималайский пес, с шикарной шерстью, видно, что достаточно благочестивая душа в этом теле, долго слушал мантру, да еще и дисциплинировал меня. Если только я замолкала, он вскакивал и начинал суетиться, снова слышал мой голос — укладывался тоже…

Потом пришел отшельник, в оранжевом. Видать, тоже в четыре гималайские святыни идет, только пешком, в отличие от нас, рафинированных, мы на колесах. Сидел невдалеке, сидел, потом вдруг тоже достал ярко-красный мешок с четками и начал бормотать свою мантру, не стала вслушиваться, какую… А затем неожиданно вскочил и поскакал мимо меня как горный козел, прокричав на бегу — сигареты, табак есть? Мотаю головой отрицательно, и он как ужаленный несётся на дорогу к ближайшей палатке…

Потом пришли два бравых сикха в темно-синем, с бородами до пояса, здоровыми тюрбанами и длиннющими кинжалами за поясами. Омывались. Они тоже в Гималаи идут, паломничать, одежки синие нацепили, только у них там своя святыня — озеро в Долине цветов на высоте что-то около 4000 метров. В Долине была, а вот до озера не ходила пока.

Через время прискакала стая душ в обезьянних телах, бродили рядом, а одна маменька с дитем вдруг из-за моего камня, который я использовала в качестве спинки, как выглянули, только головами, да еще и очень вопросительно — что это, мол, вы тут мадам-джи делаете. Но мантра их не увлекла (благочестия не наработали), это ж не еда, а вот целофановый пакет с какими-то крошками очень даже подошел, вот только лежал он прямо за моей спиной, так что во избежание конфликта пришлось ретироваться, один укус обезьяны у меня уже был, более чем достаточно. Но это другая история, непальская…

И вот так, сидючи за мантрой, в очередной раз подумала, сколько же прошлых жизней было проведено в Гималаях в йогическом отшельничестве, что до сих пор так тянет и тянет туда, несмотря на неподходящее для аскез женское тело. Насколько сильны отпечатки в тонком теле…

Вспомнилось, как на лекции недавно на фестивале один возвышенный вайшнав сказал — большинство из вас, собравшихся здесь, в прошлых жизнях были отшельниками, йогами гималайско-тибетскими или монахами христианскими, но теперь другое время — время всего совместного, что касается самоосознания — совместного воспевания святых имен, совместной проповеди, совместного служения Господу и тд и тп, так что приходится выползать из своей раковины рака-отшельника и идти, как говорится, в мир.

А мир, в виде индийских паломников, вдруг резко набрасывается на тебя даже не с просьбами, а с утверждением — Джи! Эк фото! (то бишь, уважаемая, одно фото с тобой!) — и ты еще не очухался, а в руки тебе уже вложили индийского младенца, в надежде, что твоя белая физиономия (свезло так свезло, по их мнению) принесет счастье этой душе, которая только недавно опять вошла в этот мир, по большей части полный притворства и каких-то калиюжных ценностей в виде селфи с белой обезьянкой, а что там у этой обезьянки внутри, какое состояние, никого вообще и не колышит… вот так и живем, вроде в миру, а вроде каждый в своей скорлупке😊